Суббота, Январь 28, 2017

Ряженые. Подарки свекрови и свекру. К теще на блины.

- Кони пить хотят! – кричал кто-нибудь из толпы. «Коням» подносили ковш с водой, но они фыркали, отворачивались, сердились.
- Не того пить даете! – слышалось снова. И тут дружка подносил вино, «кони» его с удовольствием принимали. А заканчивалось все катанием по деревне на настоящих лошадях. Разъезжали молодые, с ними сваха и еще кто-нибудь. Размахивали веником с привязанными красными тряпочками.
Широко распространен был в Поволжье обычай «искать ярку». Ярку приходили искать ряженые родственники невесты.
- У нас ярочка пропала. Говорят, ваш барашек увел.
- Да нету у нас никакой ярочки!
- Нет, к вам, к вам следы ведут!
И начинались поиски. Когда находили, еще решали, их ли это ярочка: вроде она и не совсем она.
Потом снова начиналось застолье. При этом застолье в ряде мест шло «отдарье», то есть молодая в свою очередь раздавала дары своей новой родне (в других местах невестины дары раздавались в первый вечер). Обычно приносили короб с заранее припасенными дарами, изготовленными руками самой невесты. Молодая доставала из короба вещь и подавала стоящей рядом своей свахе, та подносила тому, кому он предназначен, со словами:
- Вот наша невеста вам кланяется!
Невеста действительно кланялась, здесь она впервые называла свекровь матерью («матушкой», «маманей» и т.п.), свекра – отцом («батюшкой», «тятей» и т.п.). Свекрови обычно дарили сарафан, свекру – рубашку, золовкам – платки, деверям – рубахи или пояски тканые, шарфы вязаные. Это был добрый обычай. Подарок всегда приятен. Своими дарами невеста располагала к себе новых родственников, облегчалось вхождение ее в новую семью.
Даренье могло завершаться подарком дружке и жениховой свахе.
А потом в этот день зять с молодой женой обязательно шел (или ехал) к теще. С ними отправлялись и ближайшие его родственники. Называлось это «ехать на блины».
Теща обязательно подносила зятю яичницу. В знак того, что невеста была честной, он вырезал сначала середину и съедал ее (в противном случае начинал есть с краю), а потом разбивал плошку (так же могли подносить ему блины).
Когда родственники жениха уходили с этого пира, они воровали курицу у невестиной матери – «на счастье молодым». Кой-где курицу (живую или жареную на блюде, обложенную яйцами) приносили утром молодым родственники невесты, а подавали с пением известной русской песни «Молодец, молодка, молоденькая! Головка твоя победненькая»…
Вечером этого дня основное гулянье заканчивалось. В некоторых местах свадьба растягивалась на несколько дней, тогда в дом невесты ходили на третий день. В некоторых селениях был обычай подавать какой-либо знак об окончании свадьбы. Например, на стол выставлялся особый «разгонный» пирог. Как выставили хозяева пирог, значит, пора домой. По югу нижегородского Поволжья «разгонной» была песня «Не пора ли вам, ребята, чужо пиво пити, не пора ли вам, ребята, свое заводити…» Как запоют ее, так пора домой собираться. В некоторых местах Заволжья под конец свадьбы «снимали чин» с дружка. Дружка становился на какое-либо возвышение, обычно на перевернутую корчагу. С него снимали вышитое полотенце, перекинутое через плечо, потом вышибали из-под него корчагу. С этого момента он больше не дружка. А дружки нет – и свадьбы нет.
На третий день в доме жениха и в доме невесты оставались еще ближайшие родственники, но хозяева угощать их уже не были обязаны и столованье шло вскладчину.
А для молодых начинались повседневные будни.